ВЕРСИЯ

Комментарии свободны, но факты священны.

Каланды взяли “Транснефть” на абордаж

Глава «Транснефти» Николай Токарев решил усилить свою команду, произведя новое назначение: в ближайшее время пост вице-президента компании по взаимодействию с госструктурами (прим. http://moscow-post.group : GR-менеджера) должен занять скандально известный отставной генерал Владимир Каланда. На руководящих должностях в госкорпорации уже работают несколько его родственников, в том числе жена Лариса Каланда - действующий вице-президент, курирующий правовой блок. Пользуясь занимаемым положением, она способствует получению госконтрактов на юридическое сопровождение компании «дружественными» фирмами. Такими, как адвокатская коллегия «Делькредере», принадлежащая бывшему топ-менеджеру «Роснефти» Игорю Майданнику и Ольге Реновой - дочери экс-министра юстиции Эдуарда Ренова. Сам Владимир Каланда известен как человек, способный решать судебные вопросы практически в любом регионе, так как, занимая ответственные посты, он активно продвигал на судейские должности нужных людей. Среди его протеже, в частности, называют скандально известных судей Елену Хахалеву и Ларису Чебанову. Но столь сомнительная известность не смущает Николая Токарева, фактически готового передать в руки семейства Каланда часть рычагов управления госкорпорацией.

 

«Транснефть» в ожидании генерала

 

О предстоящем назначении Владимира Каланды на должность вице-президента «Транснефти» по взаимодействию с государственными структурами СМИ пишут как о чем-то уже решенном. Ничего удивительного в этом нет: в пользу потенциального кандидата говорят как его послужной список, так и семейные связи в нефтяной компании.

Судите сами: генерал-полковник полиции, экс-сотрудник органов госбезопасности (по информации портала http://compromat.pro начинал работу еще в КГБ), в конце 90-х трудился в Управлении кадров президента РФ, где, среди прочего, был секретарем комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности федеральных судей. Позже занимал должности первого замдиректора Федеральной миграционной службы и первого заместителя руководителя Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Казалось бы, Каланда способен открыть дверь в любой кабинет. Не человек, а тяжелая артиллерия для ведения переговоров. К тому же, по информации издания «Аргументы недели», его назначение лоббирует сам министр энергетики Александр Новак, который возглавляет Совет директоров ПАО «Транснефть».

Правда, в биографии отставного генерала имеется целый ряд моментов, которые позволяют усомниться в чистоте и незапятнанности его мундира. Так, например, газета «Наша Версия» пишет о том, что увольнение Каланды из ФСБ сопровождалось скандалом, а из ФСКН он ушел без официального объяснения причин и предоставления другой работы. Действительно, после расформирования ведомства в 2016 году, Каланда предпочел уволиться из силовых структур, а не продолжить службу в МВД. Устал или получил «черную метку»?

Коррумпированные протеже Владимира Каланды

Впрочем, подробности работы бывшего спецслужбиста в должности секретаря президентской комиссии по назначению федеральных судей хорошо известны. С тех пор его считали (а некоторые считают до сих пор) «самым влиятельным человеком в судебном сообществе». Не удивительно, ведь за протекцией к Каланде стали обращаться многочисленные соискатели должности судьи. И он помогал, причем профессионализм и опыт кандидата являлись далеко не основополагающими фактрами.

«Большинство из этих назначений трудно даже себе представить – многие назначаемые судьи вообще никак не соответствовали требуемым критериям, но, видимо, подходили по другому критерию – личной преданности и управляемости… Дело было поставлено Каландой на широкую ногу – не удивлюсь, если это сотни действующих сегодня судей по всей стране»- рассказывал изданию «Stringer» один из бывших коллег Каланды по работе в комиссии.

А вот что писало в ноябре 2017 года информационное агентство СЛОН РУ :

Как говорится, картина маслом. Но есть и более известные примеры такой «кадровой политики». Одним из протеже Каланды считается скандально известная «золотая судья» из Краснодара Елена Хахалева, разжалованная в минувшем июле. А ведь до этого она рассчитывала, ни много, ни мало, занять пост председателя краевого суда, сменив в этой должности Александра Чернова. Но стоившая 2 млн долларов свадьба дочери и скандал с дипломом поставили крест на ее наполеоновских планах.

Среди тех, кто обязан своей судейской мантией Владимиру Каланде «Stringer» называет также судью Арбитражного суда Ростовской области Ларису Чебанову, которая неоднократно рассматривала дела, связанные со скандально известным на Юге России концерном «Покровский». Изюминка в том, что одним из совладельцев агрохолдинга являлся бизнесмен Аркадий Чебанов - муж «жрицы Фемиды».

Не сложно догадаться, в чью пользу выносились решения. Вспыхнул скандал, в результате которого глава Следкома Александр Бастрыкин лично поручил провести проверку деятельности Чебановой на предмет нарушений действующего законодательства. Судья не стала дожидаться своего «звездного часа а-ля Хахалева» и предпочла написать заявление об отставке.

Как Лариса Каланда от Сечина ушла

Вот таким «замечательным» личностям, если верить публикациям СМИ, помог занять свои места Владимир Каланда. И делал он это явно не за «спасибо» или красивые глаза.

Кстати, в 2013 году, будучи первым замглавы ФСКН, он стал лидером рейтинга «Forbes» «20 самых богатых силовиков России». Вот только, как оказалось, заслуга в этом не самого генерала (чей доход, согласно официальной декларации в 2012 году составил 2,7 миллиона), а его супруги: за отчетный период Лариса Каландазаработала727,9 млн рублей.

В это время госпожа Каланда входила в правление компании «Роснефть», где занимала должность вице-президента по правовым вопросам и защите активов, а также отвечала за взаимодействие с органами власти. Кроме того, с 2007 года она являлась врио гендиректора «Роснефтегаза» и считалась доверенным лицом главы госкорпорации Игоря Сечина, который, якобы, не принимал ни одного важного решения, предварительно не посоветовавшись с топ-менеджером.

Насколько уровень доверия мог измеряться в рублевом эквиваленте - большой вопрос. Тем более, как отмечал портал «Business FM», официальные доходы самого Сечина были гораздо ниже: в год он мог задекларировать максимум 240 млн рублей. Что касается его подчиненной, то уже в 2015 году она сама вошла в рейтинг «Forbes» «50 богатейших женщин России», где заняла 35 место: состояние топ-менеджера «Роснефти» оценивалось в 55 млн долларов.

Взаимному доверию Игоря Сечина и Ларисы Каланда пришел конец в 2016 году, когда вице-президент уволилась из госкорпорации.

Официальной причиной было названо окончание срока действия контракта и некие «личные обстоятельства», но в прессе высказывались и альтернативные версии. В частности, РБК, со ссылкой на собственные источники, писал о конфликте между главой «Роснефти» и вице-президентом (деталей, при этом, не уточнялось).

«У Ларисы Каланды накопились разногласия с другими влиятельными людьми внутри «Роснефти», - сообщал «Коммерсант».

«Business FM» высказывал предположение, что увольнение могло быть связано с определенным ослаблением позиций Владимира Каланды. Дело в том, что весной 2016 года ФСКН была упразднена приказом президента, а ее полномочия возложены на МВД, где создали специальное управление. Но как мы уже отмечали выше, генерал-полковнику в новом ведомстве места не нашлось.

Команда «Делькредере» подсаживается на контракты

Из «Роснефти» Лариса Каланда легко и красиво переместилась в «Транснефть», где заняла аналогичную должность вице-президента, отвечающего за правовой блок и взаимодействие с госструктурами. Позже она вошла в правление компании.

Занимаемый пост дает возможность госпоже Каланда контролировать распределение госконтрактов, связанных с юридическим сопровождением работы компании. И здесь, по имеющейся информации, особенно везет фирмам, которые могут быть аффилированны с семейством вице-президента.

В первую очередь, речь идет о Московской городскойколлегии адвокатов «Делькредере» - довольно странной структуре, с 2017 года не имеющей ни выручки, ни прибыли и с нулевой стоимостью активов. При этом сумма госконтрактов коллегии превышает 364 млн рублей. Одним из главных заказчиков выступает, конечно же, «Транснефть», с которой заключено контрактов, в общей сложности, на 74 млн рублей; плюс контракт на 60 миллионов с компанией «Транснефть - Порт Приморск».

Совладелец «Делькредере» Игорь Майданник также упоминался в СМИ как консультант «Транснефти» по юридическим вопросам. Майданник, к слову, до мая 2015 входил в правление «Роснефти», то есть, был коллегой Ларисы Каланда. А вот его супруга и по совместительству управляющий партнер коллегии Александра Майданник ранее выступала соучредителем еще одной юридической компании - ООО «Интерлегалсервис».

Как следует из публикации «Ведомостей» компаньонами Александры Майданник в этом бизнесе были сама Лариса Каланда и ее дочь Алина. Более того, по информации издания, адрес и телефон «Интерлегалсервиса» и «Делькредере» оказались идентичными.

Еще одним совладельцем коллегии «Делькредере» сегодня является Ольга Ренова - дочь бывшего первого замминистра юстиции, зампредседателя Высшего Арбитражного суда РФ Эдуарда Ренова. Здесь будет уместно вспомнить о связях Владимира Каланды в судейском корпусе и о его скандальных протеже в региональных арбитражных судах. Так что вокруг «Делькредере» явно сложилась команда людей, давно и хорошо знакомых друг с другом.

Семейственность под «крышей» Токарева

В самой «Транснефти», между тем складывается уже не просто круг старых знакомых, а настоящий семейный клан Каланда и не хватает здесь только самого отставного генерала. Издание «Аргументы недели» сообщает о том, что Алина Каланда также является сотрудником госкорпорации. Кроме того, должность вице-президента компании занимает еще один член семьи - Рашид Шарипов, кстати, тоже выходец из «Роснефти»: по информации агентства «Росбалт», брат Ларисы Каланда женат на сестре Шарипова.

В 2012 году Шарипов и Алина Каланда зарегистрировали во Франции компанию «Les Arcades», специализирующуюся на приобретении и управлении имуществом. Вскоре компания выкупила две роскошных виллы, расположенные на Лазурном Берегу, в местечке Ванс, стоимостью 30-50 млн евро каждая. Оформлением интерьеров на виллах занимался известный французский архитектор Ален Госселен, работа которого стоила около 2 млн евро.

В 2013 году единственным владельцем «Les Arcades» оказался Рашид Шарипов. Почему это произошло - догадаться не сложно: как раз в июне 2013-го Дмитрий Медведев подписал постановление, обязавшее сотрудников госкорпораций отчитываться о доходах и имуществе. Так что «светить» заграничную недвижимость дочери Ларисе Каланда было явно не с руки, а вот Шарипов на момент издания постановления сотрудником «Роснефти» еще не являлся. Так что с него взятки были гладки.

Возможно, сыграли также свою роль публикации в СМИ о Владимире Каланде как о «самом богатом силовике России». Зачем в очередной раз привлекать к семейству лишнее внимание?

Сегодня весь клан собирается под крылом престарелого главы «Транснефти» Николая Токарева, которого такая семейственность нисколько не смущает. В самом деле, перед Владимиром Каландой открывается широкий фронт работы - ему придется расхлебывать последствия поставки некачественной нефти через нефтепровод «Дружба», решать вопросы с Росприроднадзором, периодически выявляющим нарушение экологического законодательства и т.д.

Получается, что его собственные родственники - управленцы так себе. Или это Токарев пустил ситуацию в госкорпорации на самотек?

В таком случае, не готовится ли ему замена?

 

ГОСКОМПАНИЯ КАК СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС. Зачем Токарев отдаёт «Транснефть» под контроль Владимира и Ларисы Каланда?

 

Президенту «Транснефти» Николаю Токареву как будто бы потребовался человек для деликатных поручений. Если верить отраслевому Телеграмм-каналу «Газ-Батюшка», в ближайшее время в компании появится новый вице-президент, который будет отвечать за GR. Кандидатом на эту должность канал называет бывшего первого замдиректора ФСКН Владимира Каланда. Последнего и сейчас нельзя назвать чужим для руководства государственной трубопроводной монополии. Но зачем Токареву наделять его официальным статусом?

В отличие от своей жены Ларисы Каланда, которая является действующим вице-президентом «Транснефти» и курирует в компании правовой блок, Владимир Каланда вряд ли стремится к работе на виду. Выходец из спецслужб, в начале 2000-х он трудился в Управлении кадров президента России и, в числе прочего, был ответственным секретарём комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности федеральных судей.

Поговаривают, что именно этому человеку обязана своими карьерами чуть ли не половина действующего судейского корпуса. «В свое время супруги Каланда прописали более 100 судей у себя в Москве по адресу Мичуринский проспект 27 корп 1 кв 8. Среди благодарных по сей день судьи: Артур Винерович Абсалямов (экс-заместитель председателя ВАС России), Анна Райнгольдовна Хвощенко, Овчинникова, Бондарь и многие другие… В результате этой спецоперации, Каланда до сих пор успешно „решает“ все вопросы в судах по всей стране», – рассказало в ноябре 2017 года издание Znak.com. В числе судей, к стремительной карьере которых могли иметь отношения Владимир и Лариса Каланда, называют также скандально известную Елену Хахалеву (Высшая квалификационная коллегия судей досрочно лишила её полномочий в июле 2020 года).

Если всё так, по сути, эта семья владеет активом, который в сочетании с работой в руководстве госкомпании, может стоить намного дороже, чем какая-нибудь нефтяная вышка.

«Дедушка Коля» потерял хватку

Ну, конечно, кто, как не Владимир Каланда с его умением «решать вопросы», должен отвечать за взаимодействие «Транснефти» с органами государственной власти? Тем более, что отечественная нефтянка все ещё испытывает на себе последствия загрязнения нефтепровода «Дружба», которое привело к остановке экспорта из России в Европу. Следствие считает, что грязная нефть была загружена в трубопровод с целью сокрытия многократных хищений сырья. Но и без этой истории у надзорных и контролирующих органов хватает вопросов к компании под началом Николая Токарева.

Нелегальные врезки в нефтепроводы стали обыденностью, при том что для борьбы с ними «Транснефть» создала нечто похожее на частную военную компанию. В обычное дело превратились и разливы топлива, которые иногда сопровождаются человеческими жертвами (вспомним возгорание мазутного пятна на Москва-реке летом 2015 года, виновники ЧП до сих пор не названы и не наказаны). В июле-августе 2020 года только на объектах дочерней структуры «Транснефть-Прикамье» Ростехнадзор обнаружил 76 нарушений, включая укладку трубопровода в неподготовленную траншею.

Ситуация выглядит так, будто президент ПАО «Транснефть» Николай Токарев утратил контроль над ключевыми процессами в компании, окружив себя дружным семейством юристов. Подчинённые между собой всё чаще называют его «дедушкой Колей». В декабре ему исполнится 70 лет, и былую хватку, похоже, он потерял.

Контракты для своих

Лариса Каланда уже сейчас, похоже, контролирует распределение многомиллионных контрактов на юридическое сопровождение «Транснефти», которые, по всей видимости, достаются дружественным вице-президенту адвокатским бюро. Одним из таких «проектов» источники считают Московскую городскую коллегию адвокатов «Делькредере». Для московского адвокатского сообщества, это, по сути, секрет Полишинеля.

На сайте коллегии упоминаются несколько судебных процессов с участием «Транснефти», в том числе громкие тяжбы с миноритарными акционерами госкомпании. Управляющий партнёр «Делькредере» Александра Майданник – жена Игоря Майданника, который также консультирует руководство «Транснефти» по юридическим вопросам. Шесть лет назад газета «Ведомости» выяснила, что упомянутая выше коллегия адвокатов имела тот же адрес и номер телефона, что и юридическая фирма «Интерлегалсервис». Учредителями последней официально значились Лариса Каланда и её дочь Алина, которая, к слову, также работает в юридическом департаменте «Транснефти» (настоящая трудовая династия!).

По данным портала госзакупок, ПАО «Транснефть» (не считая многочисленных дочерних компаний) заключила с этой адвокатской коллегией 12 контрактов на 74 млн рублей. И это всего лишь одна из многих юридических контор под крылом семейного подряда Каланда!

Вместе с Александрой Майданник учредителем МГКА «Делькредере» выступает Ольга Ренова – жена бывшего первого замминистра юстиции и бывшего зампреда Высшего арбитражного суда Эдуарда Ренова. Вполне возможно, это ещё один фактор, позволяющий клану Каланда влиять на судейское сообщество. Может именно поэтому на рынке адвокатских услуг сложилось устойчивое мнение о том, что юристы из «Делькредере» никогда не проигрывают процессы?

Вы будете смеяться, но в правлении ПАО «Транснефть» работает ещё один представитель этого дружного семейства. Речь идёт о вице-президенте Рашиде Шарипове, чей брат, по данным СМИ, женат не сестре Ларисы Каланда. Шарипов руководит аппаратом президента компании и, вполне вероятно, именно он вместе со своей родственницей целиком и полностью формирует картину мира Николая Токарева. При всём при этом ни одного из этих советчиков нельзя назвать специалистом экстра-класса. Согласитесь, использовать бюджет госкомпании и лояльных судей для личного заработка – это одно, а управлять огромной сетью нефтепроводов и перекачивающих станций – совсем другое. Вот и рвётся у «Транснефти» то там, то здесь. Как долго это будет продолжаться?

Конкретно

В 2012 году Рашид Шарипов и Алина Каланда засветились в качестве собственников двух роскошных вилл на Лазурном Берегу. Вернее, они выступили учредителями французской компании Les Arcades, которая владеет недвижимостью в районе Ванс, популярном среди кинозвёзд и долларовых миллиардеров. По данным СМИ, стоимость каждой виллы оценивалась в 30-50 млн евро. При этом дизайн интерьеров для Алины Каланда якобы разрабатывал знаменитый французский архитектор и декоратор Ален Госселен, получивший за это 2 млн евро. В 2013 году она вышла из состава владельцев Les Arcades, но вряд ли стоит считать эту фирму единственным местом, куда её родители могли выводить деньги из России.

 

Лазурные планы Ларисы Каланда

 

Одна из главных интриг в корпоративной среде - это смена руководства «Транснефти». Ожидается, что в течение нескольких ближайших месяцев нынешнего главу компании Николая Токарева заменят на другую кандидатуру.

50 % для хороших людей«…и вот тогда заживем по-настоящему!», - так вице-президент «Транснефти» Лариса Каланда мечтает в разговорах с самыми доверенными людьми о времени, когда «дедушку Колю» удастся отправить на заслуженный отдых.

Планируется, что когда удастся избавиться от Токарева, Каланда вместе с соратниками превратят «Транснефть» в свою личную вотчину. Да, сегодня Лариса Каланда контролирует распределение подрядов на юридическое обслуживание стоимостью миллиарды рублей. Поэтому все крупные московские юридические фирмы стоят в очереди к вице-президенту, чтобы получить контракт на обслуживание юридических дел «Транснефти». Тем более злые языки утверждают, что если отсчитать «хорошим людям» 50 % от полученной суммы, то почти на 100 % есть шанс получить выгодный заказ. Но амбиции, как мы понимаем, часто бегут впереди денег, даже если рост доходов исчисляется десятками миллионов. Поэтому Ларисе Вячеславовне стало тесно на посту вице-президента, а ее амбиции распространяются далеко за пределы хозяйства «Транснефти».

Замкнутый бизнес-цикл

По справедливости, Лариса Каланда - только лицо семейного подряда, выстроившего замкнутый бизнес-цикл по схеме «заказ - гонорар - судебное решение». Потому что неформальная фирма вице-президента «Роснефти» может не только дать выгодный заказ, но и «порешать вопросы» в судах.

Поэтому знатоки утверждают, что истинный глава «семейного подряда» - это ее муж Владимир Каланда, который считается теневым руководителем российской Фемиды. Муж Ларисы работал в КГБ, а в 1998 году трудоустроился в Управление кадров Администрации президента РФ. В 2005 году Каланда перешел в Федеральную миграционную службу (ФМС), а в 2008 году занял пост первого заместителя директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) - сейчас отдельный главк в структуре МВД. Каланда долгое время занимал пост секретаря президентской комиссии по назначению федеральных судей. Вот откуда у его жены Ларисы такие экстраординарные возможности выходить напрямую на конкретного судью и «договариваться», чтобы он принимал «правильное решение».

Знатоки российской Фемиды даже шутят, что антимонопольной службе давно пора обратить внимание на деятельность супругов Каланда, до того они монополизировали «решение вопросов» в судебной отрасли.

Не предать, а предвидеть

Сильная черта Ларисы Каланда - это выжимать по максимуму из своего работодателя, чтобы затем перейти на более высокую ступеньку в карьере.

Злые языки даже употребляют слово «предательство», намекая, что Лариса без стеснения использует конфиденциальную информацию своих бывших работодателей в личных целях.

Действительно, когда было выгодно лично ей, Лариса Каланда без тени смущения предавала своего предыдущего и переходила в стан конкурентов. Честно говоря, руководствоваться только критерием «выгодно - невыгодно» - это поведение, недостойное жены российского офицера. Впрочем, такие вещи имеют значение только для людей, у кого есть хотя бы какие-то понятия о морали.

Начиная с 1997 и по 2006 год Лариса Каланда трудилась на благо ТНК-ВР, принадлежащей Михаилу Фридману, Герману Хану и Петру Авену. Затем Лариса перешла в «Роснефть», где с 2006 по 2016 годы занимала руководящие должности. Каланда курировала вопросы взаимодействия с органами власти - к слову, ее муж в это время как раз трудился первым замом в ФСКН - и руководила «Роснефтегазом», на балансе которого находились пакеты акций ПАО «НК «Роснефть» и ОАО «Газпром».

А в 2016 году в «Транснефть» она перебазировалась уже в статусе одной из богатейших женщин России - Forbes поместил ее на 35 место в рейтинге самых богатых россиянок.

Источники из спецслужб считают, что к фигуре Каланды давно присматриваются в американском посольстве, планируя использовать ее «феноменальные способности» решать вопросы в судебной сфере в интересах США. Главное, что у Ларисы и американцев есть точки соприкосновения. Бизнес-модель семьи Каланда - зарабатывать на «решении вопросов» в судах и государственных органах. А США настойчиво работают над расширением спектра санкций против России в целом и нефтегазовой отрасли в частности. И в этом ключе интересный кейс - это решение суда по иску «Транснефти» к Сбербанку. Как считают специалисты, это опасный прецедент, который угрожает похоронить для российской «нефтянки» возможности хеджирования рыночных рисков. Собственно, «американские партнеры» уже долгие годы настойчиво бьются над решением задачи как «вставить палки в колеса» нефтегазовой отрасли РФ.

Прощай, дедушка

Но в ближайшей перспективе аппетиты Ларисы Каланда, ее бизнес-партнеров и покровителей распространяются на контроль над всей «Транснефтью». Нынешнему главе компании Николаю Токареву - или, как зовет его за глаза сама Лариса, «дедушке Коле» - уже под 70. Поэтому сейчас Каланда решает задачу, как отправить Токарева на пенсию. И самое главное - кого посадить в кресло президента «Транснефти» вместо него.

Тем более что у Ларисы с «дедушкой Колей» сейчас самый настоящий конфетно-букетный период. Он ни о чем не подозревает, она пользуется его полным доверием - и планирует воспользоваться этой ситуацией «по полной». Судя по тому, какими быстрыми темпами ищут преемника для Токарева, его уход - это только вопрос времени. Также можно сделать вывод, что Лариса Каланда получила добро на замену Токарева другой кандидатурой от своих покровителей, среди которых в первую очередь нужно назвать помощника президента РФ Андрея Рэмовича Белоусова.

Контроль над всей «Транснефтью» - это совершенно другие горизонты. А, судя по недвижимости семьи Каланда во Франции, аппетиты у них растут в геометрической прогрессии. Семья Каланда владеет элитной недвижимостью на Лазурном берегу вместе с еще одним топ-менеджером «Транснефти» Рашидом Шариповым. К слову, на самом деле Шарипов - это родственник Ларисы, но этот факт они стараются не афишировать.

Вот почему в кругу особо доверенных лиц Лариса Каланда позволяет себе вслух помечтать со словами «… и вот тогда заживем по-настоящему!».

 

Держись, «Транснефть»! Идет Каланда!

 

Николай Токарев укрепляет позиции госкорпорации отставным генералом-«решалой»?

Глава «Транснефти» Николай Токарев решил усилить свою команду, произведя новое назначение: в ближайшее время пост вице-президента компании по взаимодействию с госструктурами (GR-менеджера) должен занять скандально известный отставной генерал Владимир Каланда. На руководящих должностях в госкорпорации уже работают несколько его родственников, в том числе жена Лариса Каланда - действующий вице-президент, курирующий правовой блок. Пользуясь занимаемым положением, она способствует получению госконтрактов на юридическое сопровождение компании «дружественными» фирмами. Такими, как адвокатская коллегия «Делькредере», принадлежащая бывшему топ-менеджеру «Роснефти» Игорю Майданнику и Ольге Реновой - дочери экс-министра юстиции Эдуарда Ренова. Сам Владимир Каланда известен как человек, способный решать судебные вопросы практически в любом регионе, так как, занимая ответственные посты, он активно продвигал на судейские должности нужных людей. Среди его протеже, в частности, называют скандально известных судей Елену Хахалеву и Ларису Чебанову. Но столь сомнительная известность не смущает Николая Токарева, фактически готового передать в руки семейства Каланда часть рычагов управления госкорпорацией.

«Транснефть» в ожидании генерала

О предстоящем назначении Владимира Каланды на должность вице-президента «Транснефти» по взаимодействию с государственными структурами СМИ пишут как о чем-то уже решенном. Ничего удивительного в этом нет: в пользу потенциального кандидата говорят как его послужной список, так и семейные связи в нефтяной компании.

Судите сами: генерал-полковник полиции, экс-сотрудник органов госбезопасности (начинал работу еще в КГБ), в конце 90-х трудился в Управлении кадров президента РФ, где, среди прочего, был секретарем комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должности федеральных судей. Позже занимал должности первого замдиректора Федеральной миграционной службы и первого заместителя руководителя Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Казалось бы, Каланда способен открыть дверь в любой кабинет. Не человек, а тяжелая артиллерия для ведения переговоров. К тому же, по информации издания «Аргументы недели», его назначение лоббирует сам министр энергетики Александр Новак, который возглавляет Совет директоров ПАО «Транснефть».

Правда, в биографии отставного генерала имеется целый ряд моментов, которые позволяют усомниться в чистоте и незапятнанности его мундира. Так, например, газета «Наша Версия» пишет о том, что увольнение Каланды из ФСБ сопровождалось скандалом, а из ФСКН он ушел без официального объяснения причин и предоставления другой работы. Действительно, после расформирования ведомства в 2016 году, Каланда предпочел уволиться из силовых структур, а не продолжить службу в МВД. Устал или получил «черную метку»?

Коррумпированные протеже Владимира Каланды

Впрочем, подробности работы бывшего спецслужбиста в должности секретаря президентской комиссии по назначению федеральных судей хорошо известны. С тех пор его считали (а некоторые считают до сих пор) «самым влиятельным человеком в судебном сообществе». Не удивительно, ведь за протекцией к Каланде стали обращаться многочисленные соискатели должности судьи. И он помогал, причем профессионализм и опыт кандидата являлись далеко не основополагающими факторами.

«Большинство из этих назначений трудно даже себе представить – многие назначаемые судьи вообще никак не соответствовали требуемым критериям, но, видимо, подходили по другому критерию – личной преданности и управляемости… Дело было поставлено Каландой на широкую ногу – не удивлюсь, если это сотни действующих сегодня судей по всей стране»- рассказывал изданию «Stringer» один из бывших коллег Каланды по работе в комиссии.

А вот что писало в ноябре 2017 года информационное агентство «Znak»:

«В свое время супруги Каланда прописали более 100 судей у себя в Москве по адресу Мичуринский проспект 27 корп. 1 кв 8. Среди благодарных по сей день судьи: Артур Винерович Абсалямов (экс-заместитель председателя ВАС России), Анна Райнгольдовна Хвощенко, Овчинникова, Бондарь и многие другие… В результате этой спецоперации, Каланда до сих пор успешно «решает» все вопросы в судах по всей стране».

Как говорится, картина маслом. Но есть и более известные примеры такой «кадровой политики». Одним из протеже Каланды считается скандально известная «золотая судья» из Краснодара Елена Хахалева, разжалованная в минувшем июле. А ведь до этого она рассчитывала, ни много, ни мало, занять пост председателя краевого суда, сменив в этой должности Александра Чернова. Но стоившая 2 млн долларов свадьба дочери и скандал с дипломом поставили крест на ее наполеоновских планах.

Среди тех, кто обязан своей судейской мантией Владимиру Каланде «Stringer» называет также судью Арбитражного суда Ростовской области Ларису Чебанову, которая неоднократно рассматривала дела, связанные со скандально известным на Юге России концерном «Покровский». Изюминка в том, что одним из совладельцев агрохолдинга являлся бизнесмен Аркадий Чебанов - муж «жрицы Фемиды».

Не сложно догадаться, в чью пользу выносились решения. Вспыхнул скандал, в результате которого глава Следкома Александр Бастрыкин лично поручил провести проверку деятельности Чебановой на предмет нарушений действующего законодательства. Судья не стала дожидаться своего «звездного часа а-ля Хахалева» и предпочла написать заявление об отставке.

Как Лариса Каланда от Сечина ушла

Вот таким «замечательным» личностям, если верить публикациям СМИ, помог занять свои места Владимир Каланда. И делал он это явно не за «спасибо» или красивые глаза. Кстати, в 2013 году, будучи первым замглавы ФСКН, он стал лидером рейтинга «Forbes» «20 самых богатых силовиков России». Вот только, как оказалось, заслуга в этом не самого генерала (чей доход, согласно официальной декларации в 2012 году составил 2,7 миллиона), а его супруги: за отчетный период Лариса Каланда заработала 727,9 млн рублей.

В это время госпожа Каланда входила в правление компании «Роснефть», где занимала должность вице-президента по правовым вопросам и защите активов, а также отвечала за взаимодействие с органами власти. Кроме того, с 2007 года она являлась врио гендиректора «Роснефтегаза» и считалась доверенным лицом главы госкорпорации Игоря Сечина, который, якобы, не принимал ни одного важного решения, предварительно не посоветовавшись с топ-менеджером.

Насколько уровень доверия мог измеряться в рублевом эквиваленте - большой вопрос. Тем более, как отмечал портал «Business FM», официальные доходы самого Сечина были гораздо ниже: в год он мог задекларировать максимум 240 млн рублей. Что касается его подчиненной, то уже в 2015 году она сама вошла в рейтинг «Forbes» «50 богатейших женщин России», где заняла 35 место: состояние топ-менеджера «Роснефти» оценивалось в 55 млн долларов.

Взаимному доверию Игоря Сечина и Ларисы Каланда пришел конец в 2016 году, когда вице-президент уволилась из госкорпорации. Официальной причиной было названо окончание срока действия контракта и некие «личные обстоятельства», но в прессе высказывались и альтернативные версии. В частности, РБК, со ссылкой на собственные источники, писал о конфликте между главой «Роснефти» и вице-президентом (деталей, при этом, не уточнялось).

«У Ларисы Каланды накопились разногласия с другими влиятельными людьми внутри «Роснефти», - сообщал «Коммерсант».

«Business FM» высказывал предположение, что увольнение могло быть связано с определенным ослаблением позиций Владимира Каланды. Дело в том, что весной 2016 года ФСКН была упразднена приказом президента, а ее полномочия возложены на МВД, где создали специальное управление. Но как мы уже отмечали выше, генерал-полковнику в новом ведомстве места не нашлось.

Команда «Делькредере» подсаживается на контракты

Из «Роснефти» Лариса Каланда легко и красиво переместилась в «Транснефть», где заняла аналогичную должность вице-президента, отвечающего за правовой блок и взаимодействие с госструктурами. Позже она вошла в правление компании.

Занимаемый пост дает возможность госпоже Каланда контролировать распределение госконтрактов, связанных с юридическим сопровождением работы компании. И здесь, по имеющейся информации, особенно везет фирмам, которые могут быть аффилированны с семейством вице-президента.

В первую очередь, речь идет о Московской городской коллегии адвокатов «Делькредере» - довольно странной структуре, с 2017 года не имеющей ни выручки, ни прибыли и с нулевой стоимостью активов. При этом сумма госконтрактов коллегии превышает 364 млн рублей. Одним из главных заказчиков выступает, конечно же, «Транснефть», с которой заключено контрактов, в общей сложности, на 74 млн рублей; плюс контракт на 60 миллионов с компанией «Транснефть - Порт Приморск».

Совладелец «Делькредере» Игорь Майданник также упоминался в СМИ как консультант «Транснефти» по юридическим вопросам. Майданник, к слову, до мая 2015 входил в правление «Роснефти», то есть, был коллегой Ларисы Каланда. А вот его супруга и по совместительству управляющий партнер коллегии Александра Майданник ранее выступала соучредителем еще одной юридической компании - ООО «Интерлегалсервис».

Как следует из публикации «Ведомостей» компаньонами Александры Майданник в этом бизнесе были сама Лариса Каланда и ее дочь Алина. Более того, по информации издания, адрес и телефон «Интерлегалсервиса» и «Делькредере» оказались идентичными.

Еще одним совладельцем коллегии «Делькредере» сегодня является Ольга Ренова - дочь бывшего первого замминистра юстиции, зампредседателя Высшего Арбитражного суда РФ Эдуарда Ренова. Здесь будет уместно вспомнить о связях Владимира Каланды в судейском корпусе и о его скандальных протеже в региональных арбитражных судах. Так что вокруг «Делькредере» явно сложилась команда людей, давно и хорошо знакомых друг с другом.

Семейственность под «крышей» Токарева

В самой «Транснефти», между тем складывается уже не просто круг старых знакомых, а настоящий семейный клан Каланда и не хватает здесь только самого отставного генерала. Издание «Аргументы недели» сообщает о том, что Алина Каланда также является сотрудником госкорпорации. Кроме того, должность вице-президента компании занимает еще один член семьи - Рашид Шарипов, кстати, тоже выходец из «Роснефти»: по информации агентства «Росбалт», брат Ларисы Каланда женат на сестре Шарипова.

В 2012 году Шарипов и Алина Каланда зарегистрировали во Франции компанию «Les Arcades», специализирующуюся на приобретении и управлении имуществом. Вскоре компания выкупила две роскошных виллы, расположенные на Лазурном Берегу, в местечке Ванс, стоимостью 30-50 млн евро каждая. Оформлением интерьеров на виллах занимался известный французский архитектор Ален Госселен, работа которого стоила около 2 млн евро.

В 2013 году единственным владельцем «Les Arcades» оказался Рашид Шарипов. Почему это произошло - догадаться не сложно: как раз в июне 2013-го Дмитрий Медведев подписал постановление, обязавшее сотрудников госкорпораций отчитываться о доходах и имуществе. Так что «светить» заграничную недвижимость дочери Ларисе Каланда было явно не с руки, а вот Шарипов на момент издания постановления сотрудником «Роснефти» еще не являлся. Так что с него взятки были гладки.

Возможно, сыграли также свою роль публикации в СМИ о Владимире Каланде как о «самом богатом силовике России». Зачем в очередной раз привлекать к семейству лишнее внимание?

Сегодня весь клан собирается под крылом престарелого главы «Транснефти» Николая Токарева, которого такая семейственность нисколько не смущает. В самом деле, перед Владимиром Каландой открывается широкий фронт работы - ему придется расхлебывать последствия поставки некачественной нефти через нефтепровод «Дружба», решать вопросы с Росприроднадзором, периодически выявляющим нарушение экологического законодательства и т.д.

Получается, что его собственные родственники - управленцы так себе. Или это Токарев пустил ситуацию в госкорпорации на самотек? В таком случае, не готовится ли ему замена?