Стареющий импотент Андрей Мельниченко нарастил волосы Избранное

13.03.2018 00:00
shadow

Олигарх Андрей Мельниченко лечит импотенцию и облысение в клиниках. Он сделал операцию по пересадке волос, чтобы избавиться от лысины.
Также Андрей разводится с эскортницей Сандрой Николич, это может принести акционеру СУЭК потери в миллиарды долларов. Из-за постоянных скандалов с бывшей женой у Андрея началась сильная неуверенность в себе и импотенция. В последнее время стали все чаще и чаще приходить мысли об отношениях с мужчинами. Вместо однополой любви олигарх Мельниченко предпочел все-таки вылечить облысение в одной из элитных клиник. А в это время его жена делает себе омоложение, чтобы поскорее найти нового мужа, хотя в ее возрасте это будет весьма сложно!
В данный момент Андрей Мельниченко на 7 месте списка Форбс по России. Прибыли растут и волосы растут. Прибыль пошла вверх но детородный орган поднять сложнее чем прибыль.. Старость действует даже на олигархов.

Олигарх Мельниченко повысил лохматость

Разобравшись с растительностью на голове, владелец СУЭК продолжил разбираться с Зюзиным
Олигарх Андрей Мельниченко сделал операцию по пересадке волос, чтобы избавиться от лысины. Ожидаемый развод с героиней Tatler Сандрой Николич может принести акционеру СУЭК потери в миллиарды долларов.
Жирный год
Приведя в порядок дела личные и семейные, владелец Сибурской угольной энергетической компании Андрей Мельниченко может подсчитывать барыши. Чистая прибыль компании в прошлом году составила $657 млн, то есть выросла по сравнению с 2016 годом ($314 млн) более чем в два раза. Анализ финансовой отчетности «СУЭК» показывает, что центр формирования ее прибыли находится в КНР. Именно китайским властям в 2016 году удалось стабилизировать мировой рынок угля после того, как годом ранее цены на нём обрушились в два раза - со $110 до $55 за тонну.
Возврат цен к прежним уроням был во многом обеспечен административным вмешательством правительства Китая, которое провело ряд организационных мероприятий, направленных на «урегулирование внутреннего рынка угля». В результате мировые цены на продукцию вернулись к трехзначным отметкам. По данным «СУЭК», средняя цена по форвардам на продажу угля составляет $85 за тонну, тогда как еще в конце 2016 года - чуть более $60.
Нет ничего удивительного в том, что дальневосточное направление превратилось в основной фронт экспансии бизнеса корпорации. «СУЭК» говорит о намерениях увеличить свою долю на премиальных рынках Юго-Востока (Японии, Южной Кореи, Тайваня). Для этого строится громадный балкерный терминал в бухте Ванино.
Пыль да туман
Когда-то Ванино существовал пункт погрузки зеков и товаров для Дальстроя -дальневосточного главка ГУЛАГа. Но после ликвидации могущественного учреждения он превратился в тихое местечко. С начала XXI века эту тишину разбудил грохот угля: Ванино превращался в крупный угольный порт, пыль от которого не раз вызывала у местных жителей протест.
Эскалация произошла летом 2017 года, после того как на прямой линии с президентом Владимиром Путиным оказался школьник Андрей Боль из Находки, который пожаловался на открытую перегрузку угля. Президент пообещал разобраться, а прокуратура и Росприроднадзор приняли это к сведению, и начали проверку терминалов. В Госдуме также оперативно подготовили поправки к законодательству, запрещающие открытую перевалку угля на морских терминалах в границах населенных пунктов. Под ударом оказались 23 угольных терминала, где переваливалось с железной дороги на суда до половины объемов добычи российского угля.
Порт Ванино - один из таких объектов. Правда, в старом порту заправляет другая компания - «Мечел», которая также располагает целым набором угольных активов. Запрет угрожает и ей, но у «Мечела» есть свои козыри.
Козыри Зюзина
В начале 2016 года на СУЭК обрушилась новая напасть. На этот раз она пришла от коллег-конкурентов. Крупнейший акционер «Мечела» Игорь Зюзин выступил с инициативой о закрытии всех угольных шахт с подземной добычей - во избежание аварий. К выводу, что никаких других радикальных методов борьбы с человеческими жертвами при подземных работах нет, пришли еще британские власти в 1970-е годы. После этого англичане закрыли все угольные шахты в стране, несмотря на колоссальные социальные и политические издержки. На эти издержки не смогло решиться советское правительство, несмотря на то, что в шахтах Советского Союза аварии происходили регулярно.
Массовое закрытие шахт началось в 1990-х годах, в результате чего их число сократилось почти в пять раз - с 239 в 1990-м году до 58 в 2017 году. Но, по мнению Игоря Зюзина, шахт не должно быть вообще. Многие присутствовавшие на совещании восприняли такое его предложение как шутку. Но представителям «СУЭК» было не до шуток. Заместитель генерального директора корпорации Сергей Григорьев даже предположил, что слова Зюзина были просто вырваны из контекста, так как добываемый под землей уголь - это наиболее ценные марки коксующегося угля, который необходим для металлургии.
Тем не менее контекст, заданный Игорем Зюзиным, вполне очевиден и прозрачен. По мнению владельца «Мечела», закрытие угольных шахт не приведет к дефициту коксующегося угля по одной простой причине – необходимые объемы легко закроет Эльгинское угольное месторождение. Эльгинское месторождение - крупнейшее в России месторождение коксующегося угля с запасами в 2,2 млрд тонн, и оно принадлежит… конечно же «Мечелу» Игоря Зюзина. Но это не вся закулиса. Месторождение расположено в юго-восточной части Якутии в 300 км от Байкало-Амурской магистрали, и основное направление его вывоза - все тот же порт Ванино, на который выходит ветка БАМа. Собственно, разработка Эльги длительное время сдерживалась отсутствием транспортного сообщения для вывоза угля. Таким образом этот уголь оказывается прямым конкурентом продукта, доставляемого в тот же самый порт с копей «СУЭК».
В состав Сибирской угольной энергетической компании входят 26 угледобывающих предприятий - 14 разрезов и 12 шахт. Большая часть высококачественного угля добывается именно в шахтах. В Кемеровской области «СУЭК» ведет добычу на девяти шахтах и двух разрезах. Самые лучшие калорийные угли - с шахт имени Кирова и «Комсомолец» - реализуются в премиальном сегменте, то есть на экспорт. Менее ценные угли реализуются российским энергетическим компаниям, включая Сибирскую генерирующую компанию (СГК) - энергетический дивизион «СУЭК». В Хабаровском крае у «СУЭК» также есть шахта «Северная», в развитие которой компания также вложила немало средств. К слову, она относится к I категории по метану, то есть представляет собой опасность из-за возможности взрыва угольной пыли. Таким образом «СУЭК» со своим шахтным углем оказывается в зависимости от настоящего лидера. И это совсем не китайские потребители.
«Эльгинское месторождение доступно к разработке открытым способом, который намного дешевле, эффективнее и безопаснее шахтного. Горные работы здесь можно вести экскаваторно-автомобильными комплексами большой мощности» - это определение с сайта «Мечела» звучит не только как победная реляция. В ней слышны отголоски приговора для премиального сегмента «СУЭК».
Пыль против газа
Нет ничего удивительного в том, что у Эльгинского месторождения оказалась сложная история, жертвой которой оказался известный банкир Сергей Пугачев и весь его Международный промышленный банк. Не менее сложной оказалась и судьба самого «Мечела», который выстроил частную железную дорогу для экспорта своего карьерного угля, чтобы в результате оказаться на грани банкротства из-за серии катастрофических падений акций на бирже и кредитных проблем.
И тем не менее что-то же придало Игорю Зюзину уверенность в громких заявлениях в начале 2016 года. Как предполагает "Версия", это «что-то», скорее всего, оказалось сделкой. В июне 2016 года «Мечел» закрыл сделку по продаже 49% в Эльгинском проекте Газпромбанку. Дела с добычей и поставками якутского угля пошли веселее: за первые 6 месяцев 2016 года добыча выросла на 8% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. А в 2017 году добыча «Эльгаугля» оказалась на 12% выше результата 2016 года. В 2018 году компания планирует нарастить объем добычи на Эльге до 5,3 млн тонн. Это означает, что угроза закрытия шахтной добычи «СУЭК» вполне реальна. Рано или поздно, но очередная авария на шахте, увы, неизбежна… Что же касается угольной пыли, то "Мечелу" не впервые обходить протесты экологов, подписывая ничего не обязывающие декларации с местными властями.

Какая судьба ждет яхту «А» российского миллиардера Андрея Мельниченко

Сантьяго Самую большую яхту в мире арестовали за долги. Хозяин попавшего под арест белоснежного восьмипалубника – русский олигарх, основатель МДМ-банка, владелец трех красноярских ТЭЦ и крупнейшего в стране производителя угля – компании «СУЭК» Андрей Мельниченко. «Сотни людей поражены видом и габаритами гигантской яхты, которая вошла в Гибралтарский пролив», – писали зарубежные СМИ неделю назад. Спустя пару дней яхта «A», которая действительно больше напоминает военный крейсер, чем круизное судно, вновь замелькала в новостях. Самая большая яхта в мире – украшение коллекции круизных суден класса luxury, принадлежащей 44-летнему олигарху Андрею Мельниченко, к активам которого относятся «Еврохим» (90% акций), Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК, 92%), Сибирская генерирующая компания (ООО «СГК», 92%), а состояние оценивается в 13,4 миллиарда евро (это 11-е место в российском списке и 139-е место в мировом рейтинге миллиардеров Forbes). 5 февраля яхта «А» вышла из порта Киль в Германии и направилась в Испанию, где должны пройти отделочные работы, ходовые и сдаточные испытания. Однако с 18 февраля яхта находится под контролем адмиралтейства Гибралтара, куда Sailing Yacht A вошла для дозаправки. Иск подала верфь Nobiskrug. Немецкие судостроители заявляют, что недополучили от заказчика 9,8 миллионов евро финального взноса, а также 2,6 и 2,9 миллиона евро не выплачены субподрядчикам. Суммарный долг компании Valla Yachts Limited, через которую поступил заказ Мельниченко, таким образом достигает 15,3 миллиона евро. Внести деньги, согласно контракту, нужно было до 27 января. Яхта «А» 2008 года также разработана для Андрея Мельниченко Филиппом Старком Самая большая яхта в мире Sailing Yacht А стоит около 400 миллионов долларов, ее дизайн разрабатывал знаменитый (почти легендарный) француз Филипп Старк. Постройка судна заняла четыре года. До сих пор самыми крупными яхтами считались Eos (93 м) и Maltese Falcon (88 м), однако творение Филиппа Старка и немецких судостроителей установило новый рекорд, как по габаритам, так и по технической оснащенности судна. Длина яхты «А» – 142,5 метра, ширина – 25 м, общая площадь парусов – 3700 кв. метров (это половина футбольного поля), высота трех мачт из углеродного волокна – 91 метр. Внутри одной из этих мачт расположена комната, к которой ведет винтовая лестница. Однако чтобы поднять паруса, не нужно взбираться наверх – для этого есть специальная кнопка. Но и паруса нужны не всегда: на судне установлены два мощных дизеля и два электродвигателя. А капитан не стоит у штурвала, а управляет яхтой с помощью сенсорной панели. Кстати, некоторые инновационные технологии, разработанные специально для яхты «А», могут быть лицензированы – это поможет частично компенсировать затраты на ее проектирование и строительство. «А», названная так, как предполагается, в честь жены олигарха – бывшей сербской модели Александры (Сандры) Николич, может принимать на борту до 20 гостей. К их услугам – спа-клуб, пляж с тремя бассейнами, гараж на четыре авто (если понадобится выйти на сушу) и подводная лодка – для морских вояжей. Специальное помещение, оборудованное в нижней палубе, позволяет через панорамную камеру вести наблюдение за жизнью морских глубин, а одна из палуб отведена под вертолетную площадку. На отделку яхты ушло 1300 стволов дорогостоящего тикового дерева. Обслуживает яхту экипаж в 54 человека. Каюта самого Андрея Мельниченко, как пишет пресса, защищена пуленепробиваемым стеклом, в целях безопасности на судне установлены также 50 камер видеонаблюдения. Крейсерская скорость «А» – 20,8 узлов (около 40 км/ч), водоизмещение – более 12 000 тонн. Яхта «А» 2008 года – это самый привлекательный и отталкивающий корабль в мире, считает WSJ.com «Неприятный эпизод» Так расценивают ситуацию с яхтой «А» юристы Андрея Мельниченко, которые уверены, что арест с судна будет снят в течение нескольких дней. Вопрос о неуплате подпадает под арбитраж на территории Великобритании, где и будет рассматриваться (порт приписки «А» – Гамильтон на Бермудских островах). При этом представители олигарха заявляют, что поражены действиями Nobiskrug: некоторые вопросы с верфью действительно оставались неулаженными, но от их обсуждения никто не уклонялся. «Мы предполагали, что дело движется к взаимному согласию и отправке яхты в Испанию», – комментируют юристы. В частности, представитель Андрея Мельниченко Алекс Андреев сообщил СМИ, что средства, до разрешения ситуации, переведены на специальный депозитный счет. И 9, и даже 15,3 миллиона долларов при общем капитале в 13 миллиардов выглядят несерьезно. Но может статься, что это – не единственный долг, связанный с яхтой «А». До того, как уйти к Пиренеям, судно на два дня заходило в норвежский порт Кристианссен. Некоторые комментаторы не исключают, что маршрут специально проложен таким образом, чтобы «сэкономить» по пути 70 миллионов НДС. Яхта, изготовленная в Германии для зарубежного заказчика, подлежит налогообложению в стране эксплуатации. Это правило введено немецкой финансовой службой во избежание двойного налогообложения. Условие – страна эксплуатации не должна быть членом ЕС, Норвегия для этого вполне подходит. Чтобы получить освобождение от уплаты НДС в Германии, нужны лишь норвежские подписи и печати, подтверждающие пребывание в королевстве. «Производитель в этом случае указывает в счете цену без НДС и отмечает наличие экспортной поставки», – поясняют в Министерстве финансов Германии. Риск для изготовителя заключается в том, что заказчик впоследствии может просто «забыть» получить нужные бумаги. Продавец в таком случае может потребовать уплаты НДС от покупателя, а затем после представления вывозных документов возместить НДС. Условия, на которых приобреталась у Nobiskrug яхта «А», не разглашаются. Если исходить из стоимости в 400 миллионов евро, НДС может составлять примерно 70 миллионов. Представители Андрея Мельниченко заявляют, что все положенные налоговые обязательства выполняются, верфь налоговый вопрос пока не комментирует. Поэтому выдвинутая Dagens Naerisliv версия о том, что заход судна в Норвегию связан именно с возмещением НДС, остается лишь одной из многих.

Андрей Мельниченко и Дерипаска отравляют землю своим присутствием

Миллиардер Мельниченко отравляет воздух и землю Красноярска, платя гроши на экологические программы.
В Красноярске уже наступило 20 февраля, когда пришла новость об аресте в Гибралтаре яхты, сваренной по заказу Андрея Мельниченко. Портал YachtHarbour сообщил, что недавно спущенную на воду футуристическую SailingYacht A (S/YA), крупнейшую частную яхту в мире, арестовали в связи с иском строившей ее немецкой верфи. Дескать, Мельниченко недоплатил 15 млн евро.«Узнаю брата Колю»: по экспертным оценкам, яхта стоит 450 млн евро. 143 метра, 8 палуб, дизайн Филиппа Старка, а главная мачта, как заметили лондонградцы, выше Биг-Бена. В британской прессе S/YA прозвали behemoth.
А в Красноярске 20 февраля шли одиннадцатые сутки режима черного неба, объявленного с вечера 9 февраля и дважды продленного. Черное небо, напомню, это не метафора: неба не видно, оно в плотной дымке, дышать нечем, на улицу выходить и открывать форточки власти не рекомендуют, машины передвигаются на аварийке. Так не все время, конечно, но часто. Особенно ночами, когда предприятия производят залповые выбросы газов и они смешиваются с туманом над парящим Енисеем.
Мельниченко — один из бенефициаров этого смога: он владеет (помимо прочего) тремя красноярскими ТЭЦ, сжигающими бурые канско-ачинские угли (их добывает еще одна его компания, «СУЭК»).
Городу придется скинуться
В позапрошлом году режим черного неба — только официально — действовал 63 суток, в прошлом — 58, в наступившем — почти половину из истекших дней. На крыльцо компаний Мельниченко в Красноярске уже кидали окровавленные говяжьи легкие, выпускали раков: в последнем краевом госдокладе о состоянии окружающей среды отмечена «тенденция роста уровня заболеваемости населения по злокачественным новообразованиям (среднегодовой темп 4,99%)». Одно время весь город был разукрашен трафаретным граффити: силуэт коптящей ТЭЦ и альтернативная расшифровка аббревиатуры СГК — не «Сибирская генерирующая компания» (в которую входят три красноярских ТЭЦ), а «Смерть города Красноярска».
Красноярцы — особенно с маленькими детьми — бегут из города экологической катастрофы. Попросил своего друга Бориса Байфу, покинувшего Красноярск и пока обосновавшегося в испанской Эстепоне, подъехать к шлагбауму Гибралтара — это рядом. Осмотреть морскую гладь у этой скалы, сколько будет видно. Борис подтвердил вчера: behemoth — стоит.
Мельниченко любит яхты с именами «А», чтобы занимать первые позиции в судоходных регистрах. Так, у него уже есть моторная яхта под названием «A» стоимостью около 300 млн долларов, дизайн тоже Филиппа Старка.
Красноярцы не остались равнодушными к гибралтарским неприятностям человека, делающего капиталы на их здоровье. Некоторые комментарии: «А вы говорите газоочистка, фильтры, газификация. Тут на яхты человеку не хватает». «Ждем повышения тарифов ЖКХ». «Тайна черного неба близка к разгадке. Прямая зависимость». «Сейчас будем всем городом выкупать. Ждите перерасчет». «Попробуйте на калькуляторе в айфоне перевести цену этой яхты в рубли. Он аж глючит, выдает непонятную цифру с буквой «е»». «Вы не понимаете. Красноярск нужно топить углем вонючим, а газ продавать на Украину, в Европу. Чтобы получать прибыль. На эту прибыль мы построим много кораблей, танков, чтобы защищать Крым. Чтобы и дальше продавать газ в Европу и на Украину». «Реклама говорит, что «Газпром» — национальное достояние. Хотелось бы узнать, какая нация имеется в виду».
Какой может быть в Сибири газ?! Его в Сибири сибиряки добывают, но не для сибиряков. Не буду про государственную политику, федеративное — по Конституции — устройство, давайте быть реалистами: есть у человека уголь и есть ТЭЦ, этот уголь сжигающие. А с недавних пор у этого же человека есть и сети, доставляющие энергию к потребителю. О таких монополистах писали в древних учебниках марксистско-ленинской политэкономии. Сегодня — вот он, фамилия Мельниченко. Более того: он не только реальность, он еще и не уникальное явление. Олег Дерипаска, который вносит в красноярский смог и его канцерогенные составляющие куда более существенный вклад, тоже владеет не только Красноярским алюминиевым заводом (КрАЗом), но и Красноярской ГЭС, дающей КрАЗу ток, а Красноярску — парящую зимой и ледяную летом трехсоткилометровую полынью, усугубляющую смог и легочные болезни.
От Дерипаски тоже есть новости. Его менеджмент сообщает, что РУСАЛ зарегистрировал на Шанхайской бирже проспект эмиссии панда-бондов (облигаций в юанях) на 1,5 млрд долларов.
Деньги направят на закупку в Китае сырья для предприятий РУСАЛа. Это значит: Красноярску — готовиться! Дерипаска продолжает наращивать мощности КрАЗа
По только что опубликованной РУСАЛом статистике, КрАЗ произвел за прошлый год уже 1 024 000 тонн алюминия. Таким образом, он вышел на первое место в мире (прежний лидер, Братский комбинат, — произвел 1,005 млн тонн). Из анализа документации в открытом доступе ясно, что увеличение производства алюминия даже на долю процента — по той вековой давности технологии, по которой выплавляет металл КрАЗ, — вызывает такой рост выбросов, как если бы заново задымили с десяток тех заводов, что стояли в Красноярске при Советах.
Кроме того, РУСАЛ недавно успешно разместил еврооблигации на 600 млн долларов. Появилась масса сообщений, что En+ Group Дерипаски (а это и КрАЗ, и Красноярская ГЭС, и множество другой индустрии) планирует в ближайшее время провести IPO (первичное публичное размещение акций) в Лондоне. И говорят о планах SPO (вторичного размещения акций) РУСАЛа (все те же предприятия, но в меньшем количестве), возможно, в виде глобальных депозитарных расписок.
Behemoth vs безрогие быки
Писать об экологии Красноярска — предельная безнадега. С 1991 года этим занимаюсь, с момента, когда впервые приехал в этот чудесный город и вдохнул этот смрад. Не меняется ничего. Это заколдованное место и тема. Ну — почти ничего. До Дерипаски, когда местным бандитам принадлежала треть выплавленного металла и ими же осуществлялось оперативное управление, КрАЗ существенно наполнял бюджеты города и края. Переселил из-под своего факела деревню Коркино и поселок Индустриальный, где у детей молочные зубы сгнивали прежде, чем вырастали коренные. А у коров, которых пробовали здесь заводить, отваливались копыта и рога. Фтор разъедал даже стекла в домах — точно по ним прошлись грубой наждачкой. Картошка гнила на корню. На погост везли 30-летних с размягченными костно-мышечными тканями.
У кинотеатра «Пограничник» в Индустриальном бегали бесхвостые коты.
Сейчас — с наращиванием мощностей КрАЗа — весь город под колпаком. И, конечно, никто никого никуда переселять не собирается. Экологическая «эмиграция» — дело лишь твоего выбора и твоих денег. И в полном соответствии с пролоббированными законодательными лазейками Дерипаска платит Красноярску копейки. Крупный бизнес в соответствии с решениями Москвы должен платить там, где работает, но для некоторого крупного бизнеса нашлись исключения. И, как видим, ни Дерипаски, ни Мельниченко никакие санкции не касаются, их западные и восточные партнеры с репутационными рисками не считаются, никого из них (исключения единичны), похоже, не заботит тот факт, что, сотрудничая с этими фигурами, они тоже берут часть вины за происходящее с сибирскими городами, реками, Байкалом.
Это давно уже КрАЗноярск.
Льготный экономический режим, в котором работает КрАЗ, его энерготариф, его налогообложение, требования государства к этому бизнесу (почти невидимые) поражают воображение. Все соткано из преференций. И в прошлом году губернатор Виктор Толоконский подписал документы о создании новой промзоны «Алюминиевая долина», обещая китайцам налоговые льготы, максимально благоприятный режим, а жителям края — «новые рабочие места, стимул для производства первичного алюминия». Город требует спасать его, но при Толоконском и без того доминирующая в энергообеспечении Красноярска СГК (Мельниченко) оплатила и представила новую схему теплоснабжения города угольными ТЭЦ — до 2033 года.
В первый рабочий день этого года Толоконский собрал совещание и признался, что «экология для Красноярского края — проблема из проблем». Предложил обязать предприятия уменьшать объемы производства и режимы своей работы в периоды черного неба. «И ничего в этом сложного нет, и не нужно бояться!» Это означает одно из двух: или губернатор сознательно обманывает народ, или совсем не понимает, о чем говорит, — технологий остановки плавильных печей нет. Если она остывает, значит — все, навсегда
В лексике металлургов это называется «закозлить печь». КрАЗ технологически не может реагировать на приказы чиновников (даже если б те осмелились). Это беспрерывное производство, и оно всегда работало и работает вне закона, по «временно согласованным объемам выбросов», позволяющим превышать расчетные предельно допустимые объемы. КрАЗ всегда заранее, невзирая на погоду, на розу ветров или штиль, подготавливает графики временных остановок ГОУ (газоочистных установок) — в это время газы выбрасываются в атмосферу без фильтрации. Так — регулярно. Также нет и технологии измерения выбросов газоанализаторами, с которыми почему-то связывают надежды. Если их, как планируют в скором будущем, поставить на выходы из заводских труб, через считаные дни они просто засорятся и выйдут из строя.
Региональные власти продолжают десятилетиями катать вату.
Вместо того чтобы прекратить практику «временных согласований» и обеспечить подачу исков в защиту миллионного города. Что это вообще за напасть — «режим черного неба»? «Старуха с клюкой»? Прокуратура должна заставить предприятия уменьшить выбросы до законных. В случае неисполнения — повесить на заводской проходной замок. Это не должно зависеть от погоды, погода не может подменять госуправление. Москву неловко приводить в пример, но даже в братском красноярцам Челябинске возбуждают дела по фактам промвыбросов. А в Красноярске власти по-прежнему — годами — сетуют на ветер, реку, автомобилистов. Какое они-то имеют отношение к слою сажи над городом?
Как соотнести два факта: авто ездят днем, а смог накрывает город по ночам? Или. Почему над Москвой смог не висит? Там авто больше, и их вклад в тамошнее загрязнение воздуха стремится к 100%, от предприятий — к нулю. Но ИЗА (индекс загрязнения атмосферы) в Москве в 3,5—4 раза ниже. Нам бы так.
И это, к слову, не красноярцы придумали, что производимое в крае более чистое топливо стандарта евро-5 уходит в метрополию, а здесь, внутри колонии, его найти проблематично. Как не найти здесь для нас и сибирского газа, и т.д.
Все это пустые вопросы, ответ на них известен: в крае нет ответственной власти
Последнее ее заседание, посвященное экологии, где решили подумать насчет того, чтобы разрешать машинам с четными номерами ездить по четным дням, и наоборот, заканчивающимся на нечетную цифру — в нечетные, председатель комитета по природным ресурсам и экологии Заксобрания края Александр Симановский закончил словами: «Мы в начале большого пути». Четыре года назад в «краевой государственной газете «Наш Красноярский край» под заголовком «В начале пути» Симановский — в том же статусе, главного по экологии, говорил: «Федерацией вырабатывается концепция экологического развития страны. Последние три года мы целенаправленно занимаемся этим вопросом на региональном уровне. Сейчас вышли на финишную прямую — будем принимать экологическую концепцию Красноярского края на ближайшие 17 лет».
Сложная, ответственная работа: уже семь лет то на финишной прямой, то в начале пути.
Они до скончания века будут перекладывать бумаги и мучить народ. В прошлом составе Заксобрания экологию защищал вместе с Симановским директор департамента экологии, охраны труда и промышленной безопасности РУСАЛа, член комитета по природным ресурсам и экологии РСПП РФ Иван Ребрик. Сейчас он представил новый доклад, пообещав снижение выбросов КрАЗа к концу 2018 года на 8% (!).
Физик Валентин Данилов (Красноярский научный центр РАН) недавно передал мне рукопись научной статьи, написанной им в соавторстве с Виктором Сусловым (Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, Новосибирск), Петром Поляковым (Сибирский федеральный университет) и Ремом Хлебопросом (Сибирский федеральный университет, Красноярский научный центр РАН). Мы не публикуем научные статьи, но вот вкратце выводы: если перевести КрАЗ на технологию обожженных анодов (что и было предусмотрено первоначальными планами развития КрАЗа к 1990 году) с утилизацией сбросного тепла от электролиза (что позволит жечь меньше угля), то общее снижение выбросов загрязняющих веществ в Красноярске составит 50%. Для котлов ТЭЦ-1 предлагается перевод на сжигание горючего газа, выделяющегося из бурого угля, с выработкой полукокса для производства бездымного топлива для цементного завода и печного отопления частного сектора.
Но кому это надо?

Андрей Мельниченко пошел по стопам Сулеймана Керимова?

Арест Сулеймана Керимова явно был показательным и поучительным уроком для тех бизнесменов, кто когда-либо имел криминальное прошлое и компрометирующие связи. И если некоторым олигархам удается скрывать факты биографии, то миллиардеру Андрею Мельниченко это не удается вообще
Как удалось выяснить, у компании Еврохим господина Мельниченко есть мечта: добиться в 2018 году статуса короля рынка удобрения. Отметим, что такими принято считать корпорации, способные наладить выпуск всего спектра существующих типов удобрений — азотные, фосфорные и калийные. С первыми двумя типами у Еврохима все в порядке. Но калий господину Мельниченко никак не дается.
Причиной этого является конкурентоспособность. Хотя в случае господина Мельниченко уместно употреблять слово «дееспособность». Напомним, что проблемы Сулеймана Керимова тоже начались с попытки установить контроль на рынке калийных удобрений. После чего развалилась вся империя дагестанского сенатора, а сам он оказался за французской решеткой.
Добыча калия — будто черная метка для всех бизнесменов. Как отмечалось выше, мечты об освоении месторождений калийной соли Еврохим вынашивает уже давно. Первой целью стало Гремячинское месторождение в Волгоградской области. Крупнейшее в европейской части России месторождение должно было стать первым после развала СССР реализованным с нуля проектом… Но так и не стало. Еврохим получил лицензию на Гремячинское еще в 2005 году, с 2006 по 2009 гг. была выполнена разведка и подготовка к эксплуатации.
Проект должны были запустить еще в 2013 году, но, увы и ах, этого так и не произошло. А уже осенью 2014 года у Андрея Мельниченко истек срок выданной лицензии. Первая проходка в шахтном стволе Гремячинского рудника состоялась лишь в сентябре 2016 года.
Но добыча так и не началась, а срок официального запуска передвинулся аж на 2018 год. По похожему сценарию развивались события еще на двух владениях Еврохим –Палашерском и Балахонцевском (Верхнекамье) месторождениях.
Их разработка началась в далеком 2008 году, после того как Еврохим выиграл на аукционе право на добычу калийно-магниевых солей. Пробная добыча состоялась лишь в ноябре 2016 года, после чего срок запуска также был двинут «вправо», и сейчас ожидается, что добыча начнется в нынешнем году.
Такие задержки связаны с очень странной конфликтной ситуацией. С 2012 года Еврохим ведет судебный спор с бывшим подрядчиком одного из объектов Гремячинского месторождения — южноафриканской компанией Shaft Sinkers.
Изначально конфликт начался с того, что компания Еврохим упрекнул подрядчика в использовании неэффективной технологии (которая якобы и привела к задержке с вводом шахты в эксплуатацию). Но и на этом дело не остановилось, Еврохим решил обвинить компанию Shaft Sinkers в реальном мошенничестве. После чего, были обвинения и во взяточничестве.
Отметим, что южноафриканскую компанию контролируют известные олигархи. Речь идет об Александре Машкевиче, Алиджане Ибрагимове и Патохоме Шодиеве. Как Вы понимаете, от Южной Африки здесь мало чего осталось. К слову, казахстанские олигархи в долгу не остались и выступили к российской компании с ответным исковым заявлением. Олигархи обвинили его владельца Андрея Мельниченко в заговоре, направленном на похищение внутренней документации.
Судебный спор с экс-подрядчиком был урегулирован лишь в начале 2016 года.
Мы начали эту историю с акцента на криминальных и компрометирующих связях. Так вот, Андрей Мельниченко действительно личность со скелетами в шкафу.
Господин Мельниченко — выпускник легендарного физико-математического интерната для одаренных детей. Легендарным это учреждение сделали оперативники КГБ, которые подыскивали талантливую молодежь для подготовки будущих специалистов в области криптографии. Закончить физфак Андрею Мельниченко не удалось: началась эпоха «социализма с рыночным лицом», которая вытолкнула студента-физика на улицу (в прямом смысле этого слова). Мельниченко сменил неясные перспективы криптографа на вполне реальное кресло заместителя начальника обменного пункта московского банка Премьер, а уже через пару лет руководил обменной сетью, которая затем превратилась в МДМ-банк. Банк, в свою очередь, превратился в настоящего монополиста на оптовом валютном рынке.
А ведь тогда в московские аэропорты регулярно прилетали самолеты, груженые наличными долларами, которые затем развозились по российским банкам, а те раздавали их своим клиентам, использовавшим наличную валюту для расчетов в торговых операциях. Чаще всего успехи молодого физика объясняют его контактами с авторитетными предпринимателями, среди которых обычно фигурирует имя Антона Малевского, которого называли реальным владельцем МДМ-банка.
Возвращаясь к Еврохиму, Андрей Мельниченко обезопасил компанию перерегистрировав ее в 2014 году. И вуаля! На месте российской компании, появился мировая, швейцарская корпорация! Между прочим, учреждён Еврохим был в известном городе Цуг, который, как известно, облюбовали ведущие международные компании-трейдеры. Перерегистрировали компанию сразу же после того, как руководство Еврохима подписало интересное соглашение о финансировании на 750 миллионов долларов на восемь лет для продолжения разработки своего калийного проекта на Верхнекамье. Да-да господин Мельниченко сдаваться был явно ненамерен.
Средства были представлены синдикатом кредиторов, но при участии внешнего консультанта — группы Мирового банка.
Сейчас господин Мельниченко является абсолютно уязвимым для всех кредиторов и мировых правоохранителей. Практически нет оснований сомневаться в том, что схема, отработанная на Сулеймане Керимове, неудавшемся короле калия, может сработать и на этот раз.

КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА

Оставить комментарий